Публікації в ЗМІ

Print This Post
vovniuk082018

Виктор ВОВНЮК, адвокат, глава секретариата ВКДКА, специально для «Юридической практики» № 31 (1074) от 07.08.2018

Оснований для инициирования вопроса о наложении взыскания на адвоката в профессиональной сфере немало: от нарушения присяги до проявления бестактности, невежливости и даже недостаточно «соответствующего» внешнего вида. Неудивительно, что заинтересованные лица этим успешно пользуются.

И хотя закон предусмотрел, что нельзя злоупотреблять жалобами на защитника, и использовать это право как средство давления, эти запреты не подкреплены ни единой санкцией. А посему кляузничество еще долго будет надежным рычагом воздействия на наших коллег.

Поэтому было бы справедливым предоставить и самому адвокату нормальные средства защиты, в частности нормы, предусматривающие отсрочку вступления в силу решения о привлечении к ответственности либо приостановление его действия в ходе обжалования.

Однако в законодательстве, предусматривающем порядок обжалования решений о наложении на адвоката дисциплинарных взысканий, таких норм нет. Вернее, наоборот – такие нормы есть, они прямо запрещают приостанавливать решение о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности. Пробел ли это в законодательстве или сделать адвоката фигурой беззащитной и уязвимой возжелал сам законодатель, – оставим этот вопрос за рамками данной статьи.

Проведем аналогию с судебным процессом. Что происходит с решением суда после провозглашения? Оно не вступает в законную силу до истечения срока на апелляционное обжалование. А решение КДКА? Немедленно. Но и это не все. Что происходит после подачи апелляции с решением суда? На период рассмотрения дела апелляционным судом решение остается не вступившим в силу. А после обжалования решения КДКА в Высшую квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры? Решение КДКА остается вступившим в силу, более того, даже нет возможности это решение приостановить.

Почему это так важно? Предположим на минуточку, что КДКА вынесла решение о приостановлении права на занятие адвокатской деятельностью, но ошиблась. Что произойдет с адвокатом в результате этой ошибки? Он в одночасье потеряет всех клиентов, вылетит из всех процессов и останется с подорванной репутацией. Сложно себе представить адвоката, лишенного права заниматься адвокатской деятельностью, а потом реабилитированного ВКДКА, который бегает по своим (ставшими уже бывшими) клиентам со словами: «Я невиновен, вот решение». Вряд ли кто-нибудь из клиентов к такому адвокату вернется.

Это фактически. А юридически с момента вынесения решения о приостановлении или лишении права на занятие адвокатской деятельностью он перестает быть лицом, обладающим необходимым объемом гражданской дееспособности (в понимании статьи 203 Гражданского кодекса Украины) для всех договоров о предоставлении правовой помощи. Фактически появляются законные основания для расторжения такого договора. Иначе говоря, происходит юридическое закрепление полного краха адвокатской репутации.

Однако законодатель решил, что репутационные риски адвоката слишком малы, чтобы им придавать значение. И написал в части первой статьи 42 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», что обжалование решения КДКА не приостанавливает его действия.

Законом предусмотрено, что есть два пути обжалования решения КДКА: либо в суд, либо в ВКДКА. Подача иска в суд сразу переносит вопрос в поле действия процессуального закона. Суд не связан императивной нормой статьи 42 Закона и может приостановить действие решения КДКА, руководствуясь Кодексом административного судопроизводства Украины.

Но если адвокат вознамерится обжаловать решение КДКА в ВКДКА, то вопрос останется в поле действия Закона. И для Высшей комиссии его требование однозначное – обжалование не приостанавливает действие решения. Поскольку обжалование, как термин – это не только подача жалобы, но и процедура рассмотрения, то фактически это означает запрет на приостановление решения КДКА вообще.  То есть, ВКДКА, даже увидев явно ошибочные, неправильные выводы региональной дисциплинарной палаты, не может приостановить действие ее решения.

Если речь идет о таких взысканиях, как приостановление права или лишение права на занятие адвокатской деятельностью, какой-либо смысл обжаловать решение КДКА вышестоящему органу фактически теряется. Даже если решение обжалуется в суд, все равно возникают упомянутые проблемы, связанные с общими требованиями к действительности договора. То есть, на репутации адвоката ставится точка. Которая впоследствии, возможно, превратится в многоточие, если суд вынесет определение о приостановлении действия решения КДКА. Если промежуток времени между вынесением решения и постановлением определения о приостановлении его действия небольшой, есть надежда не растерять всех клиентов. Когда же адвокат жалуется в ВКДКА, то период, в котором адвокат по сути не считается адвокатом, растягивается. И надеяться на реанимацию репутации уже не приходится. В лучшем случае на реинкарнацию.

И именно поэтому Закон нужно исправлять. В частности, изменить положения, касающиеся приостановления решения КДКА о наложении на адвоката дисциплинарного взыскания в виде приостановления или лишения права на занятие адвокатской деятельностью. А именно – заменить норму части второй статьи 42 Закона противоположной – что решение КДКА о наложении дисциплинарного взыскания не вступает в силу до истечения срока на обжалование хотя бы для этих двух видов взысканий. Почему? Да потому что без такой отсрочки защита прав и законных интересов отдельно взятого клиента будет значительно усложнена, если вообще не станет невозможной (что, кстати, тоже вполне может использоваться как некий тактический прием «состязательного» процесса). А это, в свою очередь, согласно ст. 150 КАС является основанием для применения мер обеспечения иска в административном процессе.

В целом же приостановление решения КДКА в случае обжалования в Высшую комиссию должно стать элементом реализации конституционной гарантии права каждого на профессиональную правовую помощь, закрепленную ст. 59 Основного Закона.